Dean Winchester or Lonely Rider (inkakris) wrote,
Dean Winchester or Lonely Rider
inkakris

Category:

выгуливала сегодня девочек, забрели посмотреть - еще живы

Оригинал взят у niernsee в Дом в Лебяжьем переулке, 1913
Доходный дом П. Г. Солодовникова был перестроен архитектором Сергеем Михайловичем Гончаровым из некоего служебного здания — то ли казармы, то ли чего-то подобного. Архитектурный путеводитель указывает, что эта постройка «частично включила в корпус своих стен более ранние сооружения». Как бы то ни было, здание примечательно совершенно неожиданными (и, увы, нелогично высоко расположенными) майоликовыми панно. Как можно было с земли прочесть текст, написанный на двух из них, и на что рассчитывал автор, я предположить не могу. Но картины замечательные. Сведения об их авторстве расходятся. Называется  А. М. Васнецов. Предполагают, что  несколько эскизов принадлежат Врубелю, а также, что Врубель делал все рельефные фигурки композиции. Плитка изготавливалась в Абрамцевских мастерских.




Две одинаковые композиции, решенные в разных цветах. Романюк рассказывает в своей книге о том, что здесь изображено и цитирует написанные под картинами слова.
«Сшиблись вдруг ладьи с ладьями, и пошла меж ними сеча, брызжут искры, кровь струится, треск и вопль в бою сомкнутом». Это строки из баллады А. К. Толстого «Боривой», где повествуется о крестовом походе немецких князей и викингов Свена и Кнута, предпринятом с благословения папы римского Евгения III против балтийских славян. Боривой — вымышленное имя славянского вождя, нанесшего сокрушительное поражение крестоносцам в решительной битве… Очень возможно, что эти яркие майолики с таким необычным текстом были установлены после окончания строительства, уже во время ожесточенных сражений с немецкими войсками в первой мировой войне. Появление патриотических строк А. К. Толстого на московском здании выглядело тогда вполне уместным…
Остается все тот же вопрос: кто мог прочесть эти слова с земли?





Центральный фриз замечательно описан в статье Станислава Величко:
Самое большое по размеру панно установлено в центре композиции. Оно полихромное, состоит из отдельных, сложной геометрической формы плиток. В центре изображена девушка с сережкой в ухе, по бокам выпуклые колонки и плывущие рыбы.
Получается, что на момент написания статьи (а это 1999 год) лицо девушки (не говоря о сережке) еще не было утрачено. Сейчас она совершенно безлика… и была бы совершенно не различима, если бы не рука. Жуткое дело((
Вокруг нее, как мне кажется, изображено морское царство — ракушки, камушки, какие-то полипы и медузы. А под «окошком», в котором сидит девушка, обратите внимание, плавают красные рыбки. Что за история — не знаю.



Деталь орнамента вокруг девушки



А это еще одна страшная битва — видимо, с драконами. Возможно, за девушку))



И грифоны. Это последнее панно. И как -то оно, мне кажется, плохо согласуется в первыми четырьмя — и по сюжету, и по рисунку. Странно.



А вот, собственно, дом. Видите, где расположены картины? — под самой крышей, уровень пятого этажа. Первая слева направо — битва с драконами, затем — баталия, дева, снова баталия и грифоны.



Лестница в одном из подъездов. Кое-где еще сохранились полукруглые выпуклые навершия — «горошины» против катания по перилам.


Upd. В двух комментах в разных сообществах были высказаны справедливые сомнения в авторстве А. М. Васнецова. См. здесь и здесь.

Tags: life story, архитектура, приколы нашего городка, простите мой французский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments